Алексей Медведев. Музыка как вторая жизнь

Звукооператор, гитарист рок-группы «Бастион», инженер-радиотехник и сотрудник строительной компании. Один человек. Множество увлечений. Алексей Медведев.

(Фотография из архива Алексея Медведева)

Вечер. К Молодёжному центру подъезжает внедорожник. Спокойно и неторопливо из него выходит человек. Из-под его куртки выглядывает белая толстовка, расшитая языческими орнаментами. Она выдаёт собой участника рок-группы «Бастион».

Алексей Медведев, после очередного рабочего дня в коммерческой организации (которую в шутку называет «Департамент решения проблем»), направляется на второе место работы — в студию звукозаписи.

На вопрос, что люди находят в музыке, говорит, для всех она разная. «Кто-то посещает большие концертные мероприятия, а кто-то ходит с плеером, и ему этого достаточно. Кто-то получает удовольствие, придя на дискотеку или в клуб, а кто-то любит послушать классическую музыку, утопая в тёплом мягком кресле. Что я нахожу? Просто нравится музыка, я без неё не могу — и это нормальная человеческая потребность — окружать себя комфортными условиями, в том числе и звуками. Музыка — это эмоции, которые мы слышим».

По образованию он инженер-радиотехник. «Теория волн, спектральный анализ, изучаемые ещё на первых курсах института, имеют прямое отношение к моей работе. Звуковая волна раскладывается на составляющие по определённым законам. В институте видел это на страницах учебников, а здесь непосредственно на мониторе».

С музыкой познакомился в детстве, слушая отцовские виниловые пластинки. Deep Purple, Led Zeppelin, AC/DC, Ария. Старая классическая школа рока. «Началось все с того, что у отца был проигрыватель виниловых дисков. И в какой-то момент нас (меня и брата) сочли уже достаточно „взрослыми“ для того, чтобы самостоятельно включать дорогостоящую и дефицитную по тем временам технику. Коллекция пластинок была впечатляющая, насчитывала, наверное, более сотни различных альбомов. Больше всего почему-то мне нравилась песня „Герой асфальта“ группы „Ария“, но и AC/DC с песней „Back in Black“ не отставала.

Идея взять гитару в руки пришла уже в последних классах школы. Вдохновила игра на гитаре песни „Nothing Else Matters“ кого-то из друзей. Показалось, что и я смогу повторить.

(Фотография из архива Алексея Медведева)

За первой акустической гитарой поехали с братом и мамой. Помню, зашли в магазин, мама обратилась к продавцу: „Продайте вот этим молодым ребятам гитару“. „Какую?“ Мама повела рукой и указала: „Вот эту красную“.

Время от времени и с переменным успехом занимался у нескольких педагогов, по-разному повлиявших на дальнейшие мои взгляды. Один из них — известный гитарист Павел Забуруев (пример положительный, рекомендую). Но вернее было бы сказать, что я самоучка».

В 2003 году Молодёжный центр открылся после реконструкции, а через два года Алексея Медведева пригласили работать звукооператором.

«Сегодня я, Сергей Катковский и Андрей Матвейчук (наш „световик“), обеспечиваем техническую часть всех плановых и внеплановых мероприятия, где требуются озвучка, световое и видео- сопровождение в рамках деятельности Молодёжного центра. Зачастую мы вплотную сотрудничаем с нашими коллегами из Дома офицеров, так как проведение масштабных городских мероприятий требует огромных трудозатрат. Но основная работа студии — звукозапись, и каждый из нас обладает необходимыми навыками для её успешной реализации.

Помимо этих людей со мной трудятся ещё несколько нештатных, но очень талантливых ребят, помогающих в решении непростых задач.

(Фотографии из архива Алексея Медведева)

Но вот появляется человек в студии.

Дальше мы начинаем выяснять, что же собственно надо сделать. Задачи поступают самые разные: начиная от „нарезки“ и заканчивая записью песни „от“ и „до“. Сам процесс записи банален — исполнитель из наушников слышит фонограмму и музицирует (поёт, играет), а расположенный перед ним микрофон преобразует механические колебания в электрические. Но количество мелких — да и крупных — нюансов стремится к бесконечности. Здесь важно все начиная от того взаимного расположения микрофонов и исполнителя до акустических особенностей помещения, в котором происходит запись. Конечный результат — готовый трек (песня, мелодия, аранжировка, нарезка).

Кто-то приходит записываться, кто-то репетировать, кому-то нужна помощь в озвучке или в проведении мероприятия. Мы гордимся, что студия „живёт“ и несёт изо дня в день частичку радости и хорошего настроения людям.

Имеющиеся навыки продюсерской, студийной и концертной работы, часто очень помогают при записи: могу поправить какие-то партии, или же бывает, что слышу песню, и хочется, чтобы в некоторых местах её исполнили ярче, с другим настроением и динамикой. Всё это кардинальным образом сказывается на результате. Порой ровно пропетые „до-ре-ми-до-ре-ми“ звучат безлико и неинтересно. А если обозначена цель удивить кого-то исполнением, выделить трек на фоне остальных, нужно экспериментировать и находить необычные решения.

(Фотография из архива Алексея Медведева)

Иной раз человек только начинает петь, а я уже понимаю, что он окончил музыкальную школу, потом два года не занимался, и только сейчас вернулся к творчеству. Потому что присутствует некая шаблонность, линейность мышления, заложенная в детстве, и к которой человек обращается, испытывая скованность во время исполнения.

Стоит ли говорить о том, что работа в студии и на концерте — это совершенно разные вещи, хотя принцип один и тот же? Если в студии чаще всего у исполнителя есть куча времени на проработку всех деталей, то на живом концерте всё с точностью наоборот: зачастую нет ни единой свободной минуты, а ситуация может измениться в любую секунду.

Помню, на одном из празднований Дня города шёл сильный дождь. И во время выступления известных артистов, мы накрывали, бегая по сцене, дорогостоящую аппаратуру, выливали воду из мультикора, изолировали розетки. Центральная площадь, несмотря на погоду, была полна зрителей и любые „заминки“ и, тем более, внеплановые прерывания концерта могли сильно испортить праздник. Но, как говорится, „show must go on“…

Но музыкальные „увлечения“ сыграли со мной злую шутку, и теперь я не могу прийти на концерт и „отключиться“, получив удовольствие. Сразу начинаю обращать внимание на особенности работы коллег, на мелкие детали исполнения артистов, возможности аппаратуры, световые эффекты… Я озадачиваюсь постоянным сравнением, оценкой и анализом происходящего. Поэтому развлечения приходится искать совсем в других вещах».

Как говорит друг и коллега по группе «Бастион», Иван: «При кажущейся видимой простоте, работа сложная. Думаешь, что там, сиди да кнопки нажимай. Я тут два дня пробыл, и уже хочу в отпуск, а человек столько лет у пульта».

(Фотографии из архива рок-группы «Бастион»)

Сам же Алексей Медведев признаётся, что не может посвящать себя целиком музыкальной составляющей своей жизни. Эта работа больше похожа на хобби, и на получаемые за неё средства рассчитывать не приходится, так как постоянное совершенствование аппаратуры требует огромных затрат, подавляющую часть которых приходится нести самостоятельно.

«Дневные часы провожу в строительной фирме. Основная работа однообразная и монотонная, офисно-разъездного характера. Но когда приезжаю в студию, у меня появляется возможность выплеснуть накопившиеся эмоции, отвлечься.

Творческая работа — что-то особенное, и не идёт в сравнение с серой будничной рутиной. Эти две части моей жизни дополняют друг друга, а каждодневная смена деятельности не даёт засохнуть: с одной стороны, дисциплина и чёткость, а с другой — полная свобода действий. Я лишён спокойствия как такового. Да и не про меня это. Очевидно, что с таким графиком почти нет свободного времени. Приходится чем-то жертвовать, иначе становится невозможным постоянное движение вперёд и дальнейшее развитие к достижению высоких результатов.

Тем, кто хочет стать часть музыкальной индустрии, скажу, что необязательно иметь сумасшедшее количество денег, чтобы начать студийную работу. Главное — наличие желания, стремления и трудолюбия. Интернет полнится специализированной литературой и видеоматериалами, остаётся только брать их, читать, тыкать кнопочки и экспериментировать».

(Фотография из архива Алексея Медведева)

Из мартовского холодного вечера Алексей Медведев сбегает в тёплое фойе Молодёжного центра. А там, что ни час, то движение, жаркие споры и громкая музыка. Такое чувство, что «МЦ» никогда не спит: гудит как пчелиный улей на разный лад — стихи, песни, танцы, театральные этюды.

Проходит до поворота к двухмаршевой лестнице, через ступеньку быстро поднимается. Там ещё один поворот налево, и вот он у железной двери в студии. Нажимает на туго поддающуюся ручку. Тёмное помещение студии освещается светом. Алексей включает аппаратуру. Скоро на пороге появится первый исполнитель. Звук. Запись. Action.

Доброго дня!




© 2001–2017   Творческое объединение «Твой электронный город — Краснознаменск.ру»

Произведения, защищенные копирайтом можно использовать для цитирования сообщений в СМИ, научных исследований, обучения, комментариев и критики, но с обязательной ссылкой на источник и использованием не более нескольких абзацев авторского текста.